Категории
Экономика и социальные вопросы

Где надежда для бедняков мира?

(Опубликовано в Grail World 14/2000)

Неудачная помощь в целях развития, разрушенный коммунизм: верит ли ислам в будущее?

После окончания Второй мировой войны разрушенные города в Европе и на Дальнем Востоке были восстановлены быстрее, чем предполагалось. Так началось время надежд: мировая экономика развивалась, и все казалось выполнимым с помощью технологий и демократии. Потому что было отнюдь не одно немецкое «экономическое чудо»; но также подъем Японии или быстрое развитие Южной Кореи после Корейской войны (1953 г.), похоже, подтвердили все оптимистические прогнозы.

Этот оптимизм не ограничивался «капиталистическим» миром. Даже за «железным занавесом» люди были уверены, что им удастся построить свою страну и шагнуть в лучшее будущее.

Я плачу горе этому миру:
Я плачу горе, потому что мне это нравится;
Я трижды кричу горе, потому что безжалостно
то, что он обещает, не удерживает голодающего.
Поль де Лагард (1827-1891)

Однако в глобальном масштабе произошли большие потрясения: во многих странах «третьего мира» - в основном расположенных в южном полушарии - преобладала наихудшая бедность, и «достойная жизнь» (что бы это ни значило) казалась приемлемой. бедняки мира далеко-далеко

Именно здесь началась великая идея помощи в целях развития. Промышленно развитые страны - особенно, но не исключительно, страны Запада - хотели поддержать слаборазвитые страны Юга ноу-хау и капиталом, чтобы «бороться» с невежеством, болезнями, бедностью и открыть лучшее будущее для заброшенных люди даже в забытых регионах. К сожалению, эта цель «помочь людям помочь себе самим» часто не достигается, и многие страны мира сегодня беднее, чем полвека назад.

Там, где даже помощь в целях развития не могла улучшить положение бедных, где, несмотря на все обещания политиков, экономическая ситуация даже ухудшилась, там марксистские идеологи обещали положить конец несправедливости и бесхозяйственности при условии, что социалистическое государство будет основано на модель ссср бы.

После русской революции 1917 года коммунизм стал надеждой для бедняков мира; к стремлению слаборазвитых или угнетенных народов, которые - справедливо или ошибочно - чувствовали себя эксплуатируемыми капиталистами и требовали более справедливого мирового порядка, который лучше учитывал бы их потребности.

Соответствующие лозунги идеологических пропагандистов нашли одобрение во многих странах. Китай, Северная Корея, Вьетнам, Куба, Венесуэла и многие другие страны исповедовали социализм. Подобно Советскому Союзу и Восточному блоку, в котором он доминировал, эти страны также пытались следовать путями, указанными отцами-основателями коммунистического движения. Как мы знаем сегодня, с отрицательными экономическими и социальными результатами.

Надежда на социализм как на спасителя рухнула самое позднее с 1989 года. Огромный, крупномасштабный эксперимент, в котором сотни миллионов людей должны были быть приучены к коммунизму, провалился через семь десятилетий. Советская система оказалась непригодной для решения проблемы бедности. Очевидно, марксистские теоремы не годились для построения процветающей экономики или обучения людей. Это осознание болезненно для некоторых «левых» идеалистов, но его уже нельзя отрицать или подавлять. Что примечательно в этом контексте, так это то, что марксизм является «экономической» теорией, а практиковавшийся советский социализм погиб из-за его полностью прогнившей экономики.

Крах советского социализма особенно болезненен для бедняков мира. Их единственной надеждой, возможно последней, было ожидание грядущего социалистического строя, который, наконец, принесет им справедливость и скромное процветание. Эта надежда на будущее была разбита, и многие пребывают в растерянности перед очевидной абсолютной победой «капиталистической» или «рыночной» экономики, которая доказала, что значительно превосходит экономику, контролируемую государством. Но является ли крайний капитализм, который многие люди справедливо не любят, ultima ratio?

В разных странах предпринимаются попытки закрыть разрыв, образовавшийся в результате упадка марксистской идеологии, с другим мировоззрением: исламом. В Европе люди любят говорить о «фундаменталистском» исламе, как только мы слышим о религиозных фанатиках, обещающих решить все проблемы с помощью Корана и шариата *); обещание, которое кажется средневековым.

Но то, что нам может показаться устаревшим, то, что вряд ли могло мобилизовать множество сторонников среди центральноевропейцев, часто имеет убедительный эффект на бедных и обездоленных в исламских странах. Они жаждут справедливого мирового порядка, а кто еще мог создать такой порядок, как не посланный Богом пророк?

Вероятно, неминуемая интеллектуальная конфронтация Запада, называющего себя «христианским», с исламом будет тогда труднее, чем полемика с социализмом. Ислам предлагает теологию, разработанную веками на основе откровения, признанного мусульманами данным Богом, которое вряд ли можно атаковать или опровергнуть философскими средствами.

Кроме того, у нас есть все основания серьезно относиться к чаяниям обездоленных, но мало причин подниматься над исламом - будь то фундаменталистский или глубоко религиозный. Бреши, в которые он проникает, были вырваны не только из-за крушения социалистических идеологий.

Западная политика на протяжении многих десятилетий оказывала наибольшее влияние на большинство исламских стран. Но политики западного мира были не более убедительны, чем христианство, исповедуемое европейцами и американцами. Неудивительно, что сегодня развивающиеся страны не надеются на реальную помощь или духовные образцы для подражания со стороны Запада, Европы, Америки или ООН. Поэтому они прибегают к своим собственным традициям, к религиям предков, чтобы наконец найти справедливость, в которой до сих пор отказывали им различные правители.

Так что, по всей вероятности, исламские страны будут искать свой собственный путь, направление которого также будет зависеть от того, в какой степени проповедники-фундаменталисты вдохновляют массы и привлекают новых последователей Пророка.

Еще неизвестно, объединятся ли исламские государства, совершенно разные по культуре и истории, в блок мусульман или в несколько исламских групп; Однако очевидно, что они хотят формировать будущее иначе и находить лучшие решения, чем Запад.

Таким образом, путь исламских народов в свое будущее будет, по всей вероятности, столь же четко отличаться от пути Запада, как и от путей возникающих государств Восточной Азии. Затем будет показано, сможет ли шариат в исламских странах лучше удовлетворить потребности бедных и обездоленных, чем другие религиозные, политические и идеологические подходы. -

Прочтите статью в разделе «Экономика и социальные вопросы». "Разведка тикает слева".

Итоговая оценка:

 *) Шариат (Scheria) - религиозный закон ислама. Он определяется идеей идентичности государства и религиозной общины и одновременно является государственным и религиозным законом. Шариат восходит к Богу как главе и верховному законодателю.